Система фармаконадзора в России


Не существует лекарств без побочных действий. Если утверждается, что лекарство не имеет побочных эффектов, то стоит задуматься: а действует ли оно вообще? Такими, быть может, резкими словами хочется начать анализ одного из важнейших элементов мониторинга лекарственной безопасности. 

О том, как правильно действовать в системе фармаконадзора, «ЛекОбозу» рассказали генеральный директор Национального научного центра фармаконадзора Анатолий Крашенинников и независимый GCP- и GLP-аудитор Евгений Рогов.

Согласно рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, нормой считается 60 сообщений о нежелательных реакциях на 100 тысяч населения. В России этот показатель колеблется от 14 до 47 сообщений (в зависимости от региона). Не последнюю роль в этом играет недоинформированность как самих пациентов, так и врачей и фармацевтов.

Сегодня в нашей стране много внимания уделяется вопросам национальной безопасности. Вне всякого сомнения, частью её системы в любом государстве должны быть мероприятия, направленные на улучшение состояния здоровья населения, в том числе и на развитие системы здравоохранения. А она, в свою очередь, немыслима без адекватного лекарственного обеспечения. Таким образом, государство должно контролировать обращение лекарственных средств.

Но что же должен представлять собой контроль над обращением препаратов?

В узкоспецифичном смысле государственного контроля — это комплекс мероприятий, дающих обществу уверенность в том, что лекарственное средство:

  1. безопасно, эффективно (и его безопасность и эффективность соответствуют инструкции по медицинскому применению);
  2. отвечает всем стандартам качества.

Контроль со стороны государства осуществляется на всех этапах «жизни» лекарственного средства:

  • на этапе его разработки, в частности, на этапе исследований;
  • на стадии государственной регистрации препарата;
  • и обязательно после поступления препарата в обращение (путём создания системы фармаконадзора).

До того как лекарственный препарат пройдёт государственную регистрацию и поступит на рынок, необходимо получить всесторонние данные о его эффективности и безопасности. В процессе разработки из 10 000 потенциально перспективных молекул до выхода на рынок доходит только 1 препарат, и большая часть «кандидатов в лекарства» отсеивается именно по вопросам безопасности.

Первичная гипотеза безопасности лекарственного средства подтверждается в процессе доклинических исследований с использованием как минимум двух видов тест-систем (лабораторных животных). К сожалению, современный уровень развития науки не позволяет создавать новые лекарства, минуя исследования с участием человека, поскольку ни одна биологическая модель не способна воспроизвести «поведение» препарата в человеческом организме. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы на этапе клинических исследований были доказаны эффективность и безопасность препарата — именно данные этих исследований ложатся в основу инструкции по медицинскому применению.

Иначе говоря, промахи на этом этапе разработки с момента государственной регистрации лекарства и его выхода на рынок, выражаясь юридическим языком, создают угрозу жизни и здоровью неопределённого круга лиц. Это в полной мере относится и к данным о безопасности, и к данным об эффективности. Применение лекарственного препарата с эффективностью, отличающейся от заявленной (как в меньшую, так и в большую сторону), ставит под угрозу жизнь и здоровье пациентов, его принимающих.

В мире не существует лекарственных препаратов, не обладающих побочными эффектами, и эти эффекты должны быть максимально подробно описаны в инструкции по медицинскому применению. Ещё в древнем мире врачеватели предостерегали о вредоносном воздействии химических субстанций на организм человека. Так, в Древней Греции словом «pharmakon» обозначали не только лекарство, но и яд. С тех времён наука шагнула далеко вперёд, и сегодня польза от лекарств значительно превышает риски их применения, но тем не менее таковые риски остаются.

Россия входит в десятку стран с самым большим объёмом потребления лекарственных препаратов в абсолютном выражении (если сравнить этот показатель с количеством жителей, многое в поведении отечественного пациента станет ясно). Доля фармацевтического рынка нашей страны составляет около 1% ВВП.

При таком высоком уровне потребления фармпрепаратов, особенно стареющим населением, проблема мониторинга их правильного использования и безопасности более чем актуальна в сфере общественного здравоохранения. Мероприятия, направленные на выявление, оценку и понимание возможных негативных последствий применения лекарственных препаратов, предупреждение их возникновения и защиту пациентов — это основа системы фармаконадзора.

Как среди пациентов, так и среди врачей распространено заблуждение о том, что разрешённые для применения в практике лекарственные препараты всесторонне изучены и все их побочные эффекты отражены в инструкции по медицинскому применению. Это верно лишь отчасти.

На самом деле к моменту регистрации новое лекарство проходит испытания на ограниченном числе пациентов и в искусственно созданных условиях, когда используются определённые критерии подбора испытуемых. В связи с этим на этом этапе относительно редкие побочные эффекты могут быть не выявлены.

Статистические законы свидетельствуют о том, что для гарантированного выявления побочных явлений, встречающихся с частотой 1 на 10 000 (а это считается относительно частым), исследование необходимо провести на 30 000 больных. Регистрация же препаратов нередко проводится после клинических испытаний на гораздо меньшем числе пациентов.

Плюс к этому применение препарата в реальной практике отличается от идеальных условий клинического исследования: пациенты имеют сопутствующие заболевания, принимают другие медикаменты и т. д. При этом масса факторов (возраст пациентов, взаимодействие лекарств между собой, а также с пищевыми продуктами и т. д.) могут существенно влиять на профиль безопасности лекарственного препарата.

Но и это ещё не всё. Традиционно на российском рынке велика доля дженериков. В России, как и во всём мире, для регистрации дженерика производитель должен доказать регулятору, что препараты имеют одинаковый состав и идентичные фармакокинетические параметры в организме человека. Для оценки этих параметров проводится исследование биоэквивалентности с участием здоровых добровольцев, число которых варьируется в зависимости от препарата и составляет от 18 до нескольких десятков человек. Предполагается, что лекарственные средства с одинаковым составом и биоэквивалентные друг другу будут обладать схожим профилем эффективности и безопасности.

Или другая ситуация: иногда побочные явления могут проявиться спустя несколько лет после регистрации препарата. Например, только через 35 лет применения амидопирина было обнаружено, что он может вызывать агранулоцитоз.

Продолжать изучение лекарств и после их регистрации и появления на полках аптек очень важно. Во многом от ответственности врача и провизора зависит принятие предупреждающих мер по минимизации последствий от нежелательной реакции на лекарство. Только профессионал понимает значимость свое­временных сообщений о нежелательных реакциях.

Поэтому для повышения безопасности лекарственной терапии — и улучшения качества оказания медицинской помощи в рамках программ мониторинга эффективности и безопасности лекарств — в ЛПУ должна проводиться разъяснительная работа среди врачей о значении сообщений о нежелательных реакциях. А ещё: консультирование пациентов в сложных случаях, информирование региональных и федеральных центров фармаконадзора, ознакомление медицинского персонала о наиболее важных результатах отечественного и международного мониторинга нежелательных реакций, о случаях отзыва препаратов с рынка или введения ограничений на их применение в России и других странах.

Согласно приказу Росздравнадзора от 15.02.2017 г. № 1071 «Об утверждении порядка осуществления фармаконадзора», работа медицинских организаций по выявлению нежелательных реакций и иной информации по безопасности и эффективности при применении лекарственных препаратов должна регламентироваться внутренними документами организации. На практике это означает, что в каждом ЛПУ для решения этих задач должно быть назначено ответственное лицо (как правило, клинический фармаколог). Разъяснительную работу по вопросам фармаконадзора проводят Росздравнадзор и его территориальные органы.

Эффективность мониторинга безопасности лекарственных препаратов напрямую зависит от активности фармацевтических компаний, медицинских работников и пациентов. Только всем вместе нам под силу сделать лекарственные препараты более эффективными и безопасными.

Сможет ли медицина когда-нибудь обойтись без фармаконадзора?

Даже если все инструкции станут полностью понятны для пациента, ответ однозначен: нет. Однако эффективный мониторинг безопасности лекарственных средств возможен при одном условии: если между пациентом, врачом и системой здравоохранения установится не противодействие, а взаимодействие…

Источник: «Лекарственное обозрение»