СОЮЗФАРМА

СОЮЗФАРМА

Ассоциация аптечных учреждений

Вступить

В Москве обсудили проблемы разработки и регистрации биопрепаратов


29 октября в Москве открылась III Научно-практическая конференция с международным участием «Разработка и регистрация лекарственных средств: реализация и стратегии  «Фарма-2020», которая проходит в рамках Московского международного конгресса «Медфарм 2025». Особое внимание участников форума в первый день его работы было уделено проблеме производства и регистрации биопрепаратов.

Цель — гармонизация

Проходящая в столице конференция – лишь одно мероприятие из цикла, который был начат еще в 2011 году, и посвящен совершенствование и гармонизация современного российского законодательства в сфере обращения лекарственных средств с европейскими и американскими стандартами, сказал в интервью Российскому агентству медико-социальной информации АМИ модератор форума Игорь Шохин, заведующий отделом разработки лекарственных средств НИИ фармации Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. Процесс же гармонизации российской нормативно-правовой базы займет несколько лет, уверен он.

«Основная цель – это гармонизация регуляторных требований по оценке качества, эффективности и безопасности лекарственных средств в России и в Европейском союзе. За эти три года произошел колоссальный прорыв, который привел к изданию в 2013 году Руководства по экспертизе лекарственных средств, — отметил Игорь Шохин корреспонденту РИА АМИ.

«Конференция — это площадка, на которой собрались производители, представители научной общественности и регуляторных органов для обмена опытом. Регуляторщики и производители берут этот опыт на вооружение, что приводит к повышению качества, эффективности и безопасности препаратов»», — считает Шохин.

Профессор Мичиганского университета Гордон Амидон отметил в интервью Российскому агентству медико-социальной информации, что подобная конференция важна потому, что на ней обсуждаются вопросы качества препаратов для населения.

«Чтобы получить маркировку, говорящую об их эффективности, лекарства должны соответствовать определенным стандартам. Речь идет об обеспечении качества фармацевтических изделий, предназначенных для пациентов, а также об обеспечении стандартов. Наука не стоит на месте. На этой конференции представлены самые последние научные достижения, которые могут использоваться для повышения качества фармацевтических продуктов», — сказал Г. Амидон.

«Фармацевтический рынок становится все более глобальным. Я думаю, стандарты становятся все более универсальными. Нормы, которые применяются в Европе и США, постепенно появляются и в России, фармацевтический рынок которой развивается очень быстро, — говорит Амидон. — Исторически в силу политических причин российский рынок в этом отношении отставал. Но я думаю, что Россия продвигается достаточно быстро в деле введения современных стандартов».

Первые шаги

Немало проблем в этой сфере возникает из-за запаздывания с применением норм, которые вводятся за рубежом, считает Шохин. В России не успевают вовремя знакомиться с зарубежными документами, и отечественная регуляторная наука отстает примерно на пять-семь лет от зарубежной. Однако первые шаги по пути гармонизации российской нормативно-правовой базы с европейской уже сделаны.

Впервые в отечественных документах, регулирующих установление биоэквивалентности, говорится, что эти рекомендации сходны с теми, которые указаны в действующем Руководстве Европейского агентства по экспертизе медицинских препаратов (EMA), подчеркивает Игорь Шохин. Такие указания содержатся в вышедшем в 2013 году Руководстве по экспертизе лекарственных средств в главе седьмой «Изучение биоэквивалентности воспроизведенных лекарственных средств». Также впервые в России в официальном документе, регламентирующем исследование биоэквивалентности, появился термин «валидация».

Согласно документу, впервые рекомендуется исследовать кинетику растворения препарата в трех или четырех средах, то есть отчет по валидации объединяет требования европейского (EMA) и американского регуляторного органа (FDA). «Если ранее детальное изучение кинетики растворения и подробная отчетность по исследованию валентности не регламентировалась, что потенциально могло привести к появлению лекарственных средств с недоказанной эффективностью и безопасностью, то теперь детальные руководства Министерства здравоохранения и Научного центра экспертизы средств медицинского применения существенно снижают риски, связанные с эффективностью и безопасностью препаратов», — подчеркивает Шохин.

Вопросы остались

Между тем, европейские регуляторные нормы, с которыми собираются гармонизировать российские, не лишены недостатков. На некоторые из них обратил внимание в своем выступлении вице-президент чешской компании Quinta-Analytica Мирослав Риско. В частности, в утвержденных FDA критериях принятия результатов аналитического исследования биологических препаратов, которые в силу своей природы не могут иметь точных аналогов, говорится, что такой показатель, как стабильность может находиться в пределах 15%, если речь идет о всех пробах. Однако в методических указаниях EMA результаты всех тестов стабильности считаются приемлемыми, если отклоняются на 15% от номинальной концентрации. То есть суммарное отклонение может достигать 30%.

То же самое касается и повторного анализа. В руководстве FDA сказано об общем 20-процентном разбросе результатов, тогда как  EMA указывает, что принятие повторных результатов возможно, если разница между первичным и повторным результатом анализа укладывается в 20% от их средней величины в 67% случаев. Такая формулировка допускает понимание, что суммарный разброс значений может быть в пределах 40%.

«Этого законодатели не учли, — отмечает Мирослав Риско. – Получается, что допустимо очень большое отклонение в 40%».

Качество – ответственность производителя

«Качество – это не только закон, — подчеркивает Йохансен Крамер, профессор кафедры фармацевтической и токсикологической химии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. — Не только нормы GMP, а постоянно возрастающее эффективность».

Докладчик задается вопросом: можно ли его постоянно поддерживать на высоком уровне? Ни один контрольно-надзорный орган или государственная лаборатория не возьмет на себя ответственность по поддержанию качества лекарственного препарата. Такая ответственность, согласно немецкому законодательству, лежит на производителе. Государство только периодически проводит выборочные проверки.

«Может показаться, что существует опасность, когда правительство не присутствует на рынке. Но это не так», — отмечает Крамер. Если рассмотреть случай несоответствия сертификации, выявленный контрольными органами, то производитель понесет потери только в объеме той серии, которая будет забракована. Но если допустить, что у производителя сложились хорошие отношения с контрольной организацией, то если вскроется низкое качество препарата, то отзывается вся партия и этот факт разрушает имидж компании. Также разрываются все отношения с лабораторией, которая не обеспечила качество продукции. Поэтому сами производители заинтересованы в высоком качестве своей продукции, а лаборатории – в точности результатов.

Повысить качество экспертизы препаратов может автоматизация всего процесса, отметил в своем докладе Самир Хаддучи, генеральный директор SPS Pharma Service.

Автоматизация фармацевтических лабораторий нужна для повышения производительности, экономии времени, гарантии качества получаемых данных и безопасности оператора. Кроме того, автоматизированные системы выдают гораздо меньше ошибок, чем живой человек.

Вывод на рынок биофармацевтического препарата – процесс сложный, и фармацевт обязан ответственно относиться к потенциальному лекарственному препарату, отметил в своем выступлении профессор Гордон Амидон. Из всех характеристик препарата важна его степень проницаемости. Если она достаточно высока, то фармацевт должен приложить усилия, чтобы довести препарат до ума.

«Я часто говорю своим студентам, что нет препаратов, а есть продукты на рынке, и мы занимаемся именно продуктом, лекарственным средством. И мы должны обеспечить, чтобы этот продукт работал, — говорит профессор Мичиганского университета. — Если у вас препарат с высокой проницаемостью, но низкой растворимостью, то вы как фармацевты можете помочь этому препарату заработать как следует, чтобы он стал эффективным».

А есть ли перспективы?

Владимир Краль, сотрудник чешского Института фармацевтических технологий, остановился на проблеме кризиса фармацевтической отрасли.

«Многие считают, что фармацевтическая промышленность переживает глубокий кризис.

Они приводят данные, согласно которым во всем мире в 2012 году было получено 23 малых молекулы, 7 биологических и 1 диагностическая молекула, а также 5 вакцин. Но я думаю, что на самом деле тут есть над чем задуматься», — сообщил Краль.

Сейчас фармкомпании разрабатывают около 200 новых молекул. А если посмотреть на доходы  фармпроизводителей, то мы увидим, что никакого кризиса нет и прибыль их по-прежнему высока.

Изменился подход производителей. «Фармкомпании ищут новое в старом, изменяя формулы препарата, чтобы улучшить его качество, — продолжает Краль. -

Они не просто производят дженерик, а соединяют два в одном или ищут новое применение старого лекарства. Например, препарат от псориаза теперь применяется для лечения рассеянного склероза».

Докладчик приходит к выводу, что фармацевтическая отрасль не находится в кризисе, и даже «в луже есть шанс поймать большую рыбу».

Во вторник конференция «Разработка и регистрация лекарственных средств: реализация и стратегии  «Фарма 2020» продолжила свою работу. В ее ходе были рассмотрены вопросы внедрения персонализированной медицины в практическое здравоохранение РФ, а также проведение теста растворения в разработке лекарственных средств.

Источник: РИА АМИ