СОЮЗФАРМА

СОЮЗФАРМА

Ассоциация аптечных учреждений

Вступить

Особое мнение: зачем лекарства обезличили?


С 1 июля, когда вступит в силу приказ Минздрава о запрете упоминаний в рецептах патентованных названий лекарств, народ по давно сформировавшейся традиции сначала всё отринет. Причём в особо агрессивной форме. У нас всегда так. Вообще, любое нововведение у нас сначала воспринимается как посягательство на личное благополучие, как оскорбление, если хотите, и только потом, когда всё устаканится, приходит осознание пользы или вреда новых правил. А как бы хотелось изменить традицию и сразу понять и признать, что отказ от фирменных названий – это один из способов снижения цен на лекарства.

В громкие названия каждая фирма вкладывает огромные рекламные (и не только!) деньги, которые потом добавляет к цене каждой упаковки – это всем известно. В результате лекарства с одним и тем же активным веществом (собственно, лечебным веществом) по цене отличаются в разы! Например, Обзидан (средство от тахикардии – усиленного сердцебиения) сейчас стоит в пределах 100 рублей. Производители его явно раскручивали на рынке. Зато Анаприлин, с теми же лечебными свойствами, но производимый на другом фармзаводе, стоит всего 14 рублей. В его раскрутку производители явно не вкладывались, потому и стоит так дёшево. Как говорят, почувствуйте разницу! Однако предложи некоторым гражданам перейти с Обзидана на Анаприлин – ни за что не согласятся. В их понимании – если разные названия, значит, и лекарства разные.

Я абсолютно убеждена, что фармацевтические компании давно и прочно подсадили народ на брендовые названия своих лекарств, как на наркотики. Зависимость от названий у людей так сильна и крепка, что они, кажется, не столько лечатся, сколько испытывают кайф от того, что им дали именно лекарство с любимым названием. Иначе как можно объяснить распространённую ситуацию, когда врачи объясняют, что разницы между лекарствами с одним и тем же веществом никакой нет, а пациент требует выдать ему пилюлю под привычным (или любимым?) брендовым названием, которое кто-то когда-то ему в первый раз выписал.

Осознав всю бессмысленность своей разъяснительной работы, врачи давно уже махнули рукой и просто плывут по течению: безразлично выписывают горячо желаемое название и в результате живут спокойно.

Другое дело льготники. С ними ни о каком спокойствии в жизни речь не идёт. Льготная категория граждан тоже находится в наркотической зависимости от брендовый названий. Им врачи тоже стараются выписывать желаемое, если есть в наличии. А если нет – разводят руками. То же самое лекарство, но под другим названием уже не предлагают. Хочешь лекарство именно под любимым названием? Иди в аптеку. Вот тут и начинается нервотрёпка. В аптеку идти и покупать за свои кровные я не хочу, то же самое лекарство от другой фирмы я тоже не хочу. И что делать? Составлять льготные списки под каждого гражданина, включив в него только ему милые лекарства? Бред. Но именно этого хотят некоторые наши граждане.

Подсадив народ на брендовые названия, фирмачи вместе с этим умудрились внедрить в народные мозги ещё и веру в чудодейственность именно своего изделия, хотя по составу (химической формуле) оно ничем не отличается от изделия конкурентов. Да так внедрили, что несчастный оболваненный больной искренне верит (и абсолютно убеждён!), что «другое» лекарство ему не помогает! Если такому индивидууму предложить два совершенно одинаковых леденца, но в разных обёртках, он и в них найдёт разницу вкуса. Убеждать, что это всего лишь варёный сахар в воде, – бесполезно. Не согласится и будет спорить! А ещё будет нервничать и злиться.

Давно уже нужно было снять наш народ с этого брендового крючка! Давно уже нужно было сделать «главным» не торговое название, а активное вещество, которое профессионалами называется «международным непатентованным наименованием». А сейчас, боюсь, процесс «брендовой зависимости» зашёл слишком далеко, и предвижу, что «ломка» будет страшной…

Что же теперь у нас будет? Врач, как и раньше, будет лечить пациента необходимым лекарственным веществом и обязан будет выписывать рецепт на это вещество. Но ведь оно «лежит» в коробочках под разными названиями. Как и какое из них выбрать. И кто выбирать будет? А вот это уже вопрос вопросов.

Здесь возможны варианты. Их всего три. Тот же врач может посоветовать купить «лечебное вещество» конкретной фирмы под их фирменным названием. Аптекарь, выложив на прилавок все имеющиеся варианты одного лекарства от разных фирм, тоже может сориентировать покупателя и посоветовать, какое именно взять. Наконец, и сам больной может собрать всевозможную информацию о лекарстве и его производителе по справочникам, Интернету или сарафанному радио.

Что будет самым главным аргументом в выборе? Я не знаю. Возможно, стоимость лекарства. Возможно, привычка (у тех, кто не первый год их принимает). Возможно, авторитет врача. Зато я знаю другое: я почему-то абсолютно убеждена, что аптекари-продавцы теперь поправят своё материальное положение. Думаю, за «совет» фирмачи им обязательно доплатят…

Источник: АиФ "Здоровье"