СОЮЗФАРМА

Ассоциация аптечных учреждений

Вступить  

Где брать персонал, если медицина перестанет быть донором кадров для Фармы?


Как влияет на фармрынок труда комплекс мер, принимаемых государством, по преодолению дефицита кадров в системе здравоохранения? Не секрет, что врачи составляют большой пул кандидатов в Фарме. Если зарплаты в медицине станут выше, условия труда лучше, а престиж профессии врача вырастет, приток людей с медицинским образованием в фармбизнес может существенно сократиться. Или уже сократился?

Каждый год из российского здравоохранения уходит до 10% врачей, в основном из-за разочарования в профессии, констатировала недавно министр здравоохранения Вероника Скворцова. По данным опроса, проведенного по заказу Минздрава России, основные факторы, которые формируют неудовлетворенность врачей, — условия труда (включая материальное стимулирование), отсутствие условий для профессионального развития и социальной поддержки. На момент опроса 17% медиков (практически каждый шестой) планировали сменить место работы. При этом доля работников, которые хотят перейти на работу в фармкомпании и компании по продаже медоборудования, невысока. Вместе с теми, кто планирует найти работу в органах управления здравоохранением и страховых компаниях, она составляет 4% (суммарно от тех, кто ищет работу). Но пока фармотрасли хватает и такого ручейка кадров. Однако что будет, если этот ручеек пересохнет?

Государство всерьез взялось за решение проблемы дефицита кадров в здравоохранении. В каждом регионе существует своя программа по привлечению и удержанию медиков. И на эти цели выделяются немалые средства. Например, молодым врачам, согласившимся переехать на работу в сельскую местность, выделяют по 1 млн руб. подъемных, помогают с жильем и пр. Оклады медиков заметно выросли в последние годы. Так, средняя зарплата врача в Москве сегодня сравнима со стартовым окладом медпредставителя.  Улучшилась инфраструктура лечебных учреждений. ЛПУ компьютеризируют, оснащают современным оборудованием. При всех издержках процесса реформирования здравоохранения положительные сдвиги налицо. И это отражается на росте престижа профессии врача, о чем свидетельствует небывалый рост конкурса в медицинские вузы страны, отмеченный в этом году. Как аукнулись все эти перемены на фармрынке труда?

Первые звоночки

Рекрутеры уже фиксируют некоторые изменения, связанные с притоком на фармрынок кандидатов с дипломами врачей. «В последние годы на фармрынке труда мы наблюдаем тенденцию к тому, что специалисты с высшим медицинским образованием (как выпускники вузов, так и врачи с практическим опытом) все меньше заинтересованы в переходе в бизнес, — отмечает руководитель направления «Фармацевтика» хэдхантинговой компании Cornerstone Ольга Аникина. — Это обусловлено тем, что идет процесс постепенного улучшения условий работы врачей как в государственных учреждениях, так и в коммерческих клиниках, количество которых стремительно увеличивается по всей России. Впрочем, многие специалисты, заинтересованные именно в карьерных возможностях роста в фармкомпаниях, по-прежнему активно рассматривают предложения в этой области».

Руководитель направления менеджеров по персоналу компании «АстраЗенека Россия» Алина Манцева тоже отмечает некоторое снижение на рынке числа кандидатов из числа врачей: «Сейчас медикам предлагают более высокую зарплату, и это в определенной степени влияет на то, что больше врачей остается работать по специальности, меньше выпускников медицинских вузов приходит в фармкомпании. На рынке сейчас ощущается даже некоторый дефицит медпредставителей с профильным образованием. Мы чувствуем это особенно остро, так как для нашей компании приоритетным критерием отбора кандидатов остается медицинское образование».

Старший консультант кадровой компании Hays Life Sciences (фармацевтика и медицинские технологии) Ольга Шамбер не склонна драматизировать ситуацию. По ее словам, явной тенденции снижения числа кандидатов с медицинским образованием на фармрынке не наблюдается: «Действительно, государство предприняло ряд мер по развитию здравоохранения, но, к сожалению, эти инвестиции пока недостаточны. Фармбизнес продолжает оставаться привлекательным для молодых специалистов, так как в компаниях есть возможность построить успешную карьеру, получать достойную зарплату и  развиваться профессионально».

С тем, что тенденция замедления притока врачей в Фарму пока не носит выраженный характер, согласна и руководитель направления Life Science консалтинговой компании Apriori Talentor Тамара Бондарь: «По нашему видению, количество соискателей из числа медиков и в столицах, и в регионах соответствует показателям прошлых лет».

Деньги не главное

По мнению Ольги Аникиной, для ряда практикующих врачей и научных работников материальный фактор не является мотивацией ухода из профессии. «Работа для них — не столько средство заработка, сколько занятие для души, и они не задумываются о смене сферы деятельности. Скажем, людям старшего поколения, занимающимся научной работой или преподающим в вузах, не хочется терять некоторой свободы: гибкого графика, возможности совмещать несколько ставок и других привилегий. Еще одна причина, сдерживающая переход в другую сферу, — боязнь изменений. Люди страшатся перемен: для кого-то психологически сложно поменять статус и перейти из научной лаборатории в большой бизнес», — считает специалист.

Алина Манцева тоже считает, что зарплата как фактор мотивации перехода врачей в фармбизнес уже не играет такой существенной роли, как раньше. Особенно это касается молодежи. «По моим наблюдениям, для молодых специалистов основными факторами мотивации смены специальности является возможность развития в интересной динамичной сфере, участие в продвижении инновационных методов лечения, работа в глобальной компании, где можно получить международный опыт и т.д., т.е. деньги уже не являются такой значительной причиной ухода врачей из профессии».

Обратная тяга

Мотивируют ли перемены к лучшему обратный процесс — возвращение врачей из фармбизнеса снова в медицину? «Такие случаи бывают, но все же рано говорить об устоявшейся тенденции, — говорит Ольга Аникина. — Вспомним 90-е гг., когда много специалистов уходили из медицины, делая выбор в пользу фармкомпаний. Это было связано с огромным финансовым преимуществом, которое получали на тот момент люди при переходе. Однако впоследствии те, для кого это была лишь вынужденная мера, как только увидели улучшения в оплате труда медработников, стали с энтузиазмом возвращаться в медицину».

За последний год случаев перехода бывших врачей обратно в медицину было крайне мало, констатирует Тамара Бондарь: «Мы с  коллегами вспоминаем больше других примеров, когда человек, поработав медпредставителем, возвращается к работе врачом, но через несколько месяцев снова выходит на рынок труда в поисках вакансий в фармотрасли».

Примеры возвращения сотрудников фармкомпаний в практическую медицину в последнее время встречаются, но их очень мало, отмечает консультант Hays Life Sciences (фармацевтика и медицинские технологии) Юлия Тихомирова. По ее словам, в подобных случаях, как правило, речь идет о кандидатах, находящихся на стартовых позициях. Чаще всего именно они уходят в течение первых двух-трех лет. После этого периода переходы крайне редки. «Обычно мотивацией такого шага является желание иметь более гибкий график работы, —поясняет эксперт. —Также причиной может послужить неудовлетворенность от текущей деятельности или в редких случаях небольшие достижения на позиции в фармбизнесе. Если говорить о сотрудниках отдела маркетинга, то такие профессионалы крайне востребованы на фармрынке и их труд высоко оплачивается. Как результат: маркетологи редко покидают фармбизнес и возвращаются к врачебной деятельности. Современные маркетологи все чаще задумываются о получении дополнительного маркетингового образования, реже —об MBA».

Случаи обратного перехода врачей встречались и в практике Анны Манцевой. Но это тоже были единичные случаи. «В основном уходили те, кто, проработав какой-то период медицинскими представителями, понимали, что такая работа не для них, что лечение пациентов им ближе и важнее. Как правило, врачи, которые попадают в фармбизнес, связывают свою карьеру с этой сферой раз и навсегда. Если начинают с позиции медпредставителя, могут расти дальше по управленческой линии в продажах или перейти в сферу маркетинга или в медицинский отдел. В фармкомпании есть много направлений, где можно развиваться, в том числе в такой близкой практической медицине области, как сфера клинических исследований».

Изменить требования

Готовы ли работодатели пересмотреть свои требования к кандидатам в части образования с учетом возможного сокращения притока врачей на фармрынок труда? Наличие медицинского образования по-прежнему остается важным критерием отбора кандидата на фармрынке, считает Юлия Тихомирова. Но если тот или иной специалист попал в фармбизнес без профильного образования и уже наработал определенный опыт в этой сфере, то работодатели, как правило, готовы его рассматривать наряду с остальными претендентами. «Что касается маркетинговых позиций в фармкомпаниях, — продолжает эксперт, — то критерии отбора сотрудников различаются в зависимости от того, в каком сегменте бизнеса и с какими препаратами предстоит работать потенциальному кандидату. Для компаний, которые занимаются продвижением Rx-препаратов, наличие у потенциального сотрудника медицинского или фармацевтического образования остается достаточно важным требованием, особенно если маркетологу необходимо разрабатывать маркетинговую стратегию продвижения ЛС в таких сложных направлениях медицины, как онкология, психиатрия, лечение редких генетических заболеваний. В данных сегментах фармбизнеса компаний, готовых рассматривать кандидатов без профильного образования, единицы». 

В то же время Юлия обращает внимание на то, что совсем иначе складывается ситуация в сегменте продвижения ОТС-препаратов. Здесь работодатели активно берут на позиции в маркетинге кандидатов без медицинского или фармацевтического образования, более того — без опыта работы непосредственно в фармбизнесе. Эксперт отмечает тенденцию трудоустройства кандидатов на позиции в продажах и маркетинге из компаний FMCG-сектора.

«Фармкомпании приспосабливаются к рынку труда, — комментирует Тамара Бондарь. — Действительно, на ряд позиций работодатели готовы брать кандидатов без профильного образования. В последнее время количество таких позиций возрастает. Мы полагаем, что данная динамика связана не столько с нехваткой кандидатов, сколько с изменением требований со стороны бизнеса. Посудите сами: ряд компаний расширяет свою продуктовую линейку в сторону БАД, космецевтики, товаров медицинского назначения. Для работы с такой продукцией нужны активные продавцы — образование в решении такой задачи отходит на второй план. Именно поэтому компании готовы приглашать людей из отрасли FMCG — они оказываются более эффективными в сравнении с врачом, заскучавшим от слишком «простого» продукта». 

Сегодня компании готовы снижать свои требования к образованию кандидатов, поскольку рынок довольно узок, и спрос превышает предложение, говорит Ольга Аникина. «Главные факторы для работодателя —опыт, приобретенные навыки, достижения кандидата, а образование —уже дело четвертое. Но не стоит сбрасывать со счетов профильный диплом, который практически всегда является неоспоримым плюсом для кандидата. К примеру, начать карьеру на позиции медпредставителя будет существенно легче, если есть медицинское образование. Для специалиста откроется больше возможностей продвинуться внутри компании не только вертикально, но и в другие департаменты —медицинский отдел и маркетинг. Медицинское образование остается преимуществом и для продакт-менеджеров, особенно на определенных терапевтических направлениях, связанных с госпитальными продажами и препаратами для лечения тяжелых или редких заболеваний».

Для компании «АстраЗенека», производителя высокотехнологичных инновационных препаратов, медицинский профиль подготовки кандидатов остается очень важным. По словам Алины Манцевой, сотрудники должны обладать серьезной профессиональной подготовкой, чтобы успешно работать с такими препаратами.

«Мы пока не готовы рассматривать кандидатов с навыками продаж в сфере FMCG или с других рынков. Конечно, можно ссылаться на опыт зарубежных стран, где в сфере продвижения лекарственных препаратов работают люди, не имеющие медицинского образования. Но вряд ли такой опыт в обозримой перспективе может стать обычной практикой на российском рынке. Я уже семь лет в фармбизнесе — работала в крупных международных компаниях, и мы не раз обсуждали эту тему, в том числе с европейскими коллегами. По общему мнению, действительно, наметилась тенденция уменьшения важности медицинского образования при подборе медпредставителей. Но я глубоко убеждена, что в течение ближайших пяти-семи лет такая тенденция вряд ли получит широкое развитие, поскольку российское медицинское сообщество не готово вести диалог с представителями фармкомпаний, не имеющими базовой медицинской подготовки. Поэтому компании будут по-прежнему стремиться нанимать людей с медицинским образованием. Впрочем, в некоторых случаях, особенно когда речь идет о работе с безрецептурными препаратами, могут быть варианты».

Прогнозы

Как отмечает Ольга Шамбер, большинство топ-менеджеров и сотрудников среднего управленческого звена в российских представительствах западных фармкомпаний имеют медицинское или фармацевтическое образование. Они в свою очередь считают, что потенциальные кандидаты на вакансии медпредставителей должны иметь высшее профильное образование, чтобы уметь общаться с врачами и ключевыми лицами в медицинском сообществе «на одном языке». «В целом на российском фармрынке наличие профильного высшего образования у соискателя является одним из ключевых критериев отбора и, по моему мнению, в обозримом будущем эта ситуация вряд ли кардинально изменится, — считает эксперт.

— Исключением остаются вакансии на рынке безрецептурных препаратов и определенные вакансии, где отсутствует академическая составляющая». По мнению Ольги Аникиной, профильное образование будет оставаться одним из ключевых и обязательных пожеланий к кандидатам на позиции в медицинские отделы фармкомпаний. Вместе с тем фармрынок будет использовать все больше инструментов, принятых в FMCG-области, поэтому и в маркетинге, и в продажах тенденция привлечения «чужаков» будет стремительно развиваться.

С Ольгой согласна и Тамара Бондарь. По ее прогнозам, интерес к представителям отрасли FMCG будет возрастать, и такие люди успешно вольются в «полевые силы» многих фармкомпаний. В то же время, полагает она, ценность специалистов с профильным образованием будет по-прежнему высока, и медицина пока останется донором кадров для фармрынка: «Сомневаюсь, что интерес врачей к фармотрасли в ближайший год кардинально снизится».

Между тем в Минздраве с оптимизмом смотрят на перспективы решения кадровой проблемы в отрасли. Как заявила недавно зам. директора Департамента медицинского образования и кадровой политики в здравоохранении Минздрава России Ирина Купеева, дефицит врачебных кадров может быть в ближайшем времени ликвидирован. По ее словам, сегодня по основным специальностям нехватка врачей, необходимых для реализации программы госгарантий, составляет 40 тыс. человек. При этом вузы системы Минздрава России ежегодно выпускают 23 тыс. специалистов,   получивших образование на бюджетных местах. С учетом вузов системы Минобрнауки России общее число выпускников-бюджетников достигает 30 тыс. человек. Удастся ли удерживать их в профессии, покажет время. Но работодателям с фармрынка, возможно, стоит уже сейчас задуматься над тем, где брать персонал, если медицина перестанет быть донором кадров для Фармы.

Источник: РИА АМИ