СОЮЗФАРМА

Ассоциация аптечных учреждений

Вступить  

Лицо фармации - Столярова И.И., директор ФГУП «Аптека№21» г. Электростали


В городе Электростали более полувека работает аптека, дающая и врачам, и пациентам не рекламу, а знания. Ученые приезжают сюда выступать на конференциях для врачей и фармацевтов. Жители города — за грамотными консультациями и препаратами, приготовленными здесь же, в рецептурно–производственном отделе. В аптеке часто можно услышать, как фармацевт или провизор отговаривают пациента от покупки разрекламированного, но совсем не нужного для него препарата. И советуют, с каких врачей и медицинских обследований лучше начать лечение.

Сегодня в гостях у «МА» человек, благодаря которому 21–я аптека города Электростали остается неповторимой, сохраняя и приумножая доверие врачей и пациентов. На вопросы корреспондента отвечает директор ФГУП «Аптека№21» г. Электростали, лауреат премии «Лучший провизор года», заслуженный работник здравоохранения РФ Инна Ивановна Столярова.

Инна Ивановна, Ваша аптека — единственная в городе — проводит врачебно-фармацевтические конференции. Насколько активно интересуются ими врачи?

— Такие конференции были очень интересны медикам еще в советские годы. А мы возродили традицию, и уже несколько лет вновь проводим их. В наше время это — жизненная необходимость. Со всех сторон врачей осаждает реклама. Медицинские представители из различных фармкомпаний приходят и говорят об одном и том же – о достоинствах своих препаратов. А сведения, действительно нужные врачу, не всегда доступны ему.

Врачебно–фармацевтические конференции посвящены не рекламе лекарств, а темам, общим для медицины и фармации. Мы проводим их ежегодно. На предыдущих конференциях говорили о витаминах, БАД, гомеопатии. А в этом году, 13 ноября, обсуждали современные возможности биомедицины в решении проблем оздоровления и продления жизни человека. Мы пригласили из Москвы доктора фармацевтических наук, профессора, генерального директора ЗАО «Медминипром» Ларису Валентиновну Гладских — нашу коллегу, которая смогла организовать собственное фармацевтическое предприятие и при этом продолжает серьезную научную деятельность.

Чтобы врачам было действительно интересно, мало быть просто провизором или фармацевтом. Нужно понимать тех, с кем будешь говорить. Без этого невозможно доверие аудитории. И все-таки мы все — и провизоры, и врачи — учились в одних и тех же вузах. И задача у нас общая — здоровье пациента. Врачи активно откликаются на наши предложения и с удовольствием участвуют в совместных конференциях.

Информация и реклама — разные вещи. Да, реклама — двигатель торговли, но для лечения нужна именно информация.

В наших условиях информация нужна не только врачу, но и пациенту. Вопрос в том, верная ли она…

— Если человек заботится о себе и хочет знать правду о своем здоровье, он ищет информацию в самых разных источниках. Общается и с врачом, и с фармацевтом. Читает и книги, и статьи в Интернете. А потом сравнивает полученные сведения. Но часто бывает, что фармацевт работает за выручку. То есть его доход зависит от того, сколько лекарств он продаст. Стоит ли верить ему? Догадаться, насколько важен для аптеки «средний чек», несложно по поведению фармацевта или провизора. Очень многие пациенты понимают, когда им пытаются навязать ненужный препарат. Но возможности проверить свои предположения вовремя, в аптеке, а не во время лечения и приема препаратов, у них нет. Когда мы покупаем продукты, мы все-таки знаем, какими они должны быть. А приобретая лекарства, трудно определить, качественные они или нет.

А потом это выясняется в процессе лечения…

— Когда человек вынужден экономить на всем, главное для него — чтобы лекарство стоило дешевле, чем в других аптеках города. Но иногда купленные за полцены таблетки оказываются фальсифицированными, и в лучшем случае просто не помогают. Врач-эндокринолог пожаловался нам, специалистам, что некоторые его пациенты, покупая назначенные им гормоны при заболеваниях щитовидной железы, приобрели их по пути с работы в случайных аптеках, а после курса лечения не получили эффекта.

Что можно в таких случаях посоветовать больным и врачу?

— Пользуйтесь услугами надежной аптеки!!! Видимо, фармацевтическому сообществу надо активнее бороться за то, чтобы лекарства отпускали только квалифицированные специалисты, а аптек было столько, чтобы хватило нас — фармацевтов.

Но в силу жизненных обстоятельств люди ищут, где дешевле. И даже во время лечения не всегда могут догадаться, какого качества препараты. Например, у человека «простуда». Он пришел в аптеку, сделал покупки, выздоровел. Что ему помогло? Лекарства? Или организм справился с болезнью сам?

Как борется с поддельными и некачественными лекарствами Ваша аптека?

— Получить хороший препарат — еще не значит продать хороший препарат. Все зависит от того, насколько правильно работает аптека. Мы очень серьезно занимаемся профилактическим контролем качества. В аптеке назначены два уполномоченных по качеству — это провизоры, имеющие сертификаты по контролю качества Российского университета дружбы народов. Аптека полностью автоматизирована, что позволяет отслеживать забракованную продукцию в момент поступления медикаментов в аптеку. С 2009 г. аптека участвует в мониторинге цен всей поступающей продукции Росздравнадзора, в т.ч. и по перечню ЖНВЛП.

Работа с поставщиками — важный раздел в системе обеспечения качества. Мы работаем только с официально признанными национальными дистрибуторами, входящими в десятку лучших: «ЦВ Протек», «СИА Интернейшнл», «Катрен», «Ориола» и т.д. Но важным является контроль хранения всей поступившей продукции. Санитарно–гигиеническое состояние аптеки, профессионализм фармацевтического персонала, оборудование, условия хранения, чистота, комфортность, температурный режим с помощью кондиционеров и холодильников — это залог качества реализуемой продукции. Для доставки в аптечные пункты препаратов, требующих особых условий хранения, используются сумки–холодильники, что позволяет не нарушать температурный режим. По результатам оценки работы, в т.ч. и по контролю качества, наша аптека была удостоена звания «Лауреат конкурса «100 лучших товаров и услуг России». Я как руководитель аптеки была удостоена звания «Лучший провизор года».

В 2013 г. аптека получила диплом в номинации «Профессионализм фармацевта» на Всероссийском фестивале «Аптека года 2013».

Скоро фармпроизводство должно перейти на стандарты GMP. Поможет ли это аптеке и пациенту?

— Должно помочь. Я была на заводах, работающих по стандартам надлежащей производственной практики. Контроль качества там — на каждом этапе. А у цеха, где ведется контроль, такая же мощность, как у цеха, где производят препараты.

Проще всего внедрить GMP на заводе, который еще строится. С предприятием, которое уже работает, сложнее. Где найти огромные помещения для цехов, проводящих контроль? Только перестраивать здания. Полностью. Затраты будут огромными.

Стандарты надлежащей практики нужны и производителям, и аптекам. К соблюдению требований надлежащей аптечной практики (GPP) фармация готова больше, чем промышленность — к внедрению правил GMP. Несмотря на то, что наша страна еще не переходила на правила GPP, многие аптеки уже соответствуют этим требованиям.

Наверное, перевод аптек на стандарты GPP – меньшая проблема, чем выписка рецептов по МНН…

— Там, где работают специалисты, выписка препаратов по МНН — не проблема. Любой специалист в аптеке знает, что такое МНН. Если фармацевт работает на зарплату, а не на выручку, он поможет пациенту выбрать именно то лекарство, которое ему необходимо. Главное, чтобы материальное благополучие аптечного работника не зависело от выручки, а квалификация позволяла помочь пациенту.

Фармацевт и провизор, получившие рецепт с МНН, должны квалифицированно помочь больному. Во–первых, вначале предложить оригинальный препарат. Во–вторых, обязательно спросить покупателя, какими лекарствами он лечился раньше и насколько эффективными они были. Если врач не сказал пациенту, какой из препаратов — представителей МНН ему подойдет, это должны сделать сотрудники аптеки.

А если пациент пришел без рецепта и не просит совета у фармацевта, а сразу же называет конкретный препарат?

— Даже когда человек сразу же просит лекарство безрецептурного отпуска, наш фармацевт задаст ему несколько вопросов. Первый из них: «Когда вы заболели?» Пациента спросят, какая у него температура, какие препараты он уже принимал. Знающий специалист не может равнодушно относиться к людям. Он постарается, чтобы они не навредили себе.

Слышали, как наша сотрудница говорила с человеком, который хотел приобрести глюкометр? Она задала вопросы и поняла, что, может быть, аппарат и не потребуется. Или будет необходим, но позднее — и к этому времени будет ясно, какой глюкометр приобрести. И отговорила пациента от покупки, посоветовав ему обратиться к врачу–специалисту. В аптеке, где важен «средний чек», ситуация могла быть другая: «Берите этот аппарат, он самый лучший, его производит замечательная фирма».

А что все-таки главное в работе аптеки?

— В работе аптеки много слагаемых, но главное в ней — специалисты. Надо собрать коллектив. Когда он уже есть, проще решать задачи, которые поставлены перед аптекой. Со временем отсеиваются люди, которые этим задачам не соответствуют. Они просто уходят. Чтобы фармацевт или провизор чувствовали себя комфортно, у них должно быть правильное отношение к пациенту и… хорошие знания.

Есть ли это у молодых специалистов?

— Мне очень трудно судить. Сейчас молодые специалисты редко идут в аптеки. И работать сложно, и зарплата не очень… Получив диплом провизора, идут, например, медпредставителями. Это очень востребованная профессия, и зарплата совершенно на другом уровне, чем в аптеке.

Выбирать будущую профессию приходится очень рано. Когда тебе 17 лет, сориентироваться достаточно сложно. Главное, чтобы то, чему ты посвятил годы учебы, потом не разочаровало тебя. Я с детства интересовалась медициной, но решила изучать фармацию, и ни разу не было моментов разочарования.

Сейчас обсуждают предложение вернуть распределение выпускников. Молодых провизоров хотят направлять в аптеки сразу же после диплома, чтобы они три года работали «по назначению». Поможет ли это фармации, которой так не хватает специалистов? Мне кажется, да. Бывает так, что человек приходит на работу «по назначению» и… приживается на новом месте.

Из-за нехватки кадров аптеки и исчезают?

— Исчезают не аптеки вообще, а старые, классические аптеки с рецептурно–производственными отделами. Часто их закрывают из экономических соображений. Но в небольшом городе должна оставаться хотя бы одна аптека, где пациент может приобрести лекарства, которые не выпускает промышленность. А это препараты с маленькими сроками годности — 10 дней, месяц. Ни один фармпроизводитель ими заниматься не будет, а людям они необходимы. Например, микстуры для самых маленьких детей. Пока в наших аптеках закрывают производство лекарств, Европа говорит об индивидуальном подходе к каждому больному. Если идея приживется в нашей стране, то производственные аптеки, которые выживут, могут стать очень востребованными.

Несмотря на все трудности, аптекам надо сопротивляться. Они слишком легко идут на то, на что их вынуждает экономика. Кто–то закрывает рецептурно–производственные отделы, кто–то размещает препараты в открытой выкладке. У нас в открытом доступе — только парафармацевтика, средства гигиены. Лекарства никогда не будут лежать рядом с ними, чтобы пациент не мог взять их, минуя фармацевта, не поговорив с ним. Самолечением люди наносят себе непоправимый вред, и мы хотим защитить их от этого.

А можно ли защитить сами аптеки?

— Для этого необходимо повысить значимость профессии. Чтобы аптеки не превращали в магазины, а магазины не становились аптеками. Сегодня профессия незаслуженно забыта. Во многом к этому привела торговля лекарствами, которая стремится вытеснить настоящую фармацию. Сейчас не стесняются выступать с докладами о том, как уничтожить конкурентов. Как поступать аптечным сетям, чтобы закрывались другие аптеки. Как открывать аптеку напротив конкурентов (работающих далеко не первый год) и на несколько месяцев снижать в ней цены, чтобы оставить соперников без покупателей.

Сейчас аптек больше, чем нужно. А специалистов не хватает. Часто вас «консультируют» консультанты без диплома провизора и даже фармацевта. Иногда они не знают названий лекарств, путают их. А ведь наименования многих препаратов похожи друг на друга! Выбор «не того» лекарства очень опасен для пациента.

Поможет ли Всероссийский съезд фармацевтических работников, намеченный на февраль 2014 года, поднять престиж профессии, которой Вы отдали столько лет?

— Борьба поодиночке невозможна. Мы правильно делаем, что объединяемся. Только так мы сможем отстоять нашу профессию — от имени всей фармацевтической общественности.

Но никакая общественная организация не защитит аптеку, если «на местах» она по–прежнему будет терять свое лицо.

Алтайская Екатерина