СОЮЗФАРМА

Ассоциация аптечных учреждений

Вступить  

НИИ общественного здравоохранения предлагает вернуться к бюджетному финансированию здравоохранения страны


Презентацию научного исследования «Сравнительный анализ страховой и бюджетной моделей организации и финансирования здравоохранения» представил на площадке Комитета гражданских инициатив ведущий сотрудник НИИ общественного здоровья и организации здравоохранения, кандидат медицинских наук Андрей Рогозин. Исследование НИИ общественного здравоохранения заставляет серьезно переоценить направление, в котором развивается российское здравоохранение в последние двадцать лет.

Не конкуренция, а сотрудничество

В настоящее время в общественном мнении РФ наметился тренд: российское здравоохранение должно идти в сторону страховой модели. «Две модели – страховая и бюджетная – одинаково распространены в мире, – заметил Андрей Рогозин. – По ним идут и развитые, и развивающиеся страны. Суть страховой модели в том, что система оказания медпомощи функционирует как некий бизнес-конгломерат, и ключевой элемент в нем, – конкуренция лечебных учреждений между собой, заинтересованных вытаскивать пациента друг у друга. Бюджетная модель в рамках страховой используется, но очень ограниченно, для лечения отдельных категорий населения, по отдельным видам помощи». Социальная бюджетная модель, по мнению эксперта, была наиболее успешно развита и применена в СССР, а затем заимствована многими развитыми странами и встроена в национальные системы здравоохранения. Андрей Рогозин подчеркнул: «Этот вариант предусматривает, что здравоохранение является элементом социальной инфраструктуры, которая должна обеспечить всех медуслугами и действовать по социальным принципам. Ключевой элемент эффективности ЛПУ в этой системе – не конкуренция лечебных учреждений, а сотрудничество. И при ней происходит синергия усилий, чтобы обеспечить эффективность, доступность и этапность медпомощи».

Современный вариант финансирования

Эксперт пояснил аудитории, что сейчас сложился определенный диссонанс между доходами и расходами. Начиная с 1995 и до 2008 года отчетливо видна динамика расходов в здравоохранении РФ. Расходы (в долларах США) увеличились более чем в 4 раза. Так, в 1995 году – $300 на душу населения, в 2005 – $615, в 2011 – $1361. Но по цифрам видно также, как параллельно сокращается в стране медицинская инфраструктура всех видов собственности, государственная и негосударственная. В 1995 году – 12064 стационаров, 5437 стационаров на селе, 21071 поликлиника, 9217 –поликлиник на селе. В 2009 году: 6454 стационара, 1375 стационаров на селе, 15322 поликлиники, 2924 поликлиники на селе.

«Сельская медицина практически уничтожена, серьезно сократилось и количество городских лечебных учреждений, – сказал Андрей Рогозин. – Результатом этого парадокса стало то, что Россия серьезно отстала даже от всех развивающихся стран, в том числе и от стран с сопоставимым количеством населения. Россия занимает очень скромное 97 место в рейтинге Блумберга, а выше нее с лучшими показателями расположено множество стран развитых и не очень, которые тратят значительно меньше средств, чем в настоящее время расходует РФ».

Рынок все исправит?

В НИИ общественного здоровья и организации здравоохранения были проведены два исследования, которые показали, что принятая в РФ модель ведет себя неустойчиво. «Первый вопрос, который мы поставили перед собой: «А является ли априори страховая модель более эффективной, чем бюджетная?». В 90-е годы нам говорили, что волшебная рука рынка быстро наведет порядок, что страховая медицина решит все вопросы. Но мы сейчас в РФ этого не видим, – отметил Андрей Рогозин. – Второй вопрос: «Имеет ли РФ субъективную возможность, чтобы страховая медицина работала эффективно?». В рамках первого исследования мы подобрали пары стран, близкие по показателям и культурным особенностям, по демографическим показателям, рандомизировали страны по экономике и численности населения. Далее сформировали группы из них, сравнив их по показателям: общие затраты на здравоохранение и управляемые показатели здоровья населения (как абсолютные, так и интегрированные). Интегрированным был рейтинг агентства Блумберг, которое обобщило все показатели здоровья населения (ожидаемая продолжительность жизни, материнская и младенческая смертность, вероятность смерти от 15 до 60 лет и др.). Эксперты пришли к выводу, что страны с бюджетной моделью здравоохранения, – где бы не находились и как бы не отличались по уровню развития экономики, – демонстрировали более высокие показатели здоровья населения при существенно меньших затратах.

В частности, бюджетная Италия тратит средств значительно меньше страховой Франции, а достигает более высоких показателей, бюджетная Швеция тратит средств гораздо меньше, чем страховая Германия, но также в среднем получает лучший результат по показателям здоровья населения. Ученые сравнили англоязычные страны: Австралию, Великобританию, Канаду, Новую Зеландию. Все они используют бюджетные системы здравоохранения, принципиально отказавшись от страховой модели, и отличаются высокими показателями здоровья населения. Эксперты проанализировали достижения США – сверхдержавы со страховой моделью здравоохранения, расходующей на порядок больше средств, однако в результате получающей очень скромный результат с точки зрения показателей здоровья населения по абсолютным и по другим показателям.

При сравнении Сирии и Турции, использующих соответственно бюджетную и страховую модели здравоохранения, выяснилось, что эти страны близки по показателям здоровья населения, но Сирия в разы меньше расходует ресурсов, чем более богатая и обеспеченная Турция.

Наиболее интересны показатели в следующей группе стран: Белоруссия, Россия, Украина. В частности, Белоруссия сохранила полностью бюджетное здравоохранение, поддерживая практически советскую модель. Украина же, по словам Андрея Рогозина, «спустила здравоохранение на усмотрение регионов» в варианте страховой медицины. «В итоге Белоруссия расходует в два раза меньше средств и достигает значительно больших результатов, – отметил эксперт. – Хуже показатели у России, а Украина, расходуя больше средств, имеет еще более низкие показатели здоровья населения. Национальные системы здравоохранения, использующие бюджетное здравоохранение, впервые разработанное в СССР, от которого мы отказываемся более 20 лет, показывают большую эффективность и достигают лучших показателей здоровья населения при гораздо меньших затратах».

Россия и страховая модель здравоохранения

Эксперты также исследовали, имеются ли в России условия, при которых может эффективно работать страховая модель здравоохранения.

«Мы проанализированы показатели территориального развития, транспортной системы, экономики, плотности проживания населения в странах, являющихся лидерами в страховой системе и входящих в ТОП 30 мирового страхования, а затем сравнили их с РФ. Все страны с успешной страховой моделью имеют равномерную плотность населения, относительно небольшую или средних размеров территорию, – отметил Рогозин. – При страховой модели финансирование ЛПУ напрямую зависят от обращаемости: если нет населения, то и нет смысла вкладывать деньги в клинику и развивать ее. Все страны с эффективной страховой моделью имеют все свое население в городах, либо небольшие расстояния между городами. Так, среднее расстояние в Германии между городами 8-12 км. Маленькие расстояния между городами позволяют не создавать сельской медицины (селянин может обращаться в город), – появляется возможность реальной конкуренции между клиниками в разных городах. Плюс высокое качество транспортной сети».

Андрей Рогозин также уточнил, что для стран с эффективной страховой моделью характерна высокая доля налогов, остающихся в распоряжении региональных властей, как основных заинтересованных инвесторов в медицинскую инфраструктуру. А в России – централизованная налоговая система. Кроме того, при страховой модели активно ведется антимонопольное регулирование медуслуг, а в РФ – нет. При страховой модели высок уровень медуслуг, развито общество потребления, развита система прав потребителей, которые знают, что и как хотят получить от здравоохранения. Сейчас в РФ организаторы здравоохранения предлагают модернизировать систему ОМС подобно таким странам, не учитывая, что, скажем, лидеры страховой медицины Франция, Бельгия – территориально небольшие страны с очень плотным населением и отличной транспортной системой. Разве они похожи на Россию?

Эксперт уверен, что для эффективности должны работать все элементы модели: «Обратимся к опыту США, супердержавы, с большим ВВП, развитым рынком. При этом США – молодая страна с огромной, неравномерно заселенной и развитой территорией. В США сочетается мощный медицинский лоббизм с высоким уровнем либерализма. Там очень велики доходы страховщиков, которые диктуют свою волю и не позволяют менять систему. В результате, в США астрономические расходы на здравоохранение, при очень скромных показателях здоровья населения, существенная часть которого не имеет доступа к медицинской помощи». США тратят 17,9% ВВП, $8608 на душу населения и занимают 33 место в рейтинге Блумберга (на 2012 год). При этом из-за недоступности медпомощи там ежегодно умирает 50 000 человек.

Соединение в России бюджетной и страховой модели в некий гибрид объясняется несоответствием РФ требованиям использования страховой модели, заключил А. Рогозин. «Использование модели, которая во многом навязана валюнтаристски и противоречит естественным условиям страны, – подчеркнул эксперт, – приводит к парадоксу: растут расходы на здравоохранение, а в селах и небольших городах медицина умирает. В ЛПУ сокращаются узкие специалисты. Все эти противоречия будут нарастать по мере перехода на одноканальное финансирование».

Своевременность, этапность и преемственность медпомощи

Таким образом, эксперты пришли к выводу, что объективно Россия не обладает ни территориальным, ни экономическим, ни демографическим, ни политическим, ни культурным факторами для страховой, рыночной модели здравоохранения. Если Россия продолжит использовать страховую модель, ей гарантировано снижение доступности медуслуг даже на фоне роста их финансирования. Необходим разворот здравоохранения к принципам бюджетной, социальной модели, считает эксперт, «с использованием опыта СССР и развитых стран, с учетом их особенностей и реалий России».

Андрей Рогозин утверждает, что рыночные механизмы в здравоохранении страны за «более чем 20 лет реформ» не оправдали себя. По мнению эксперта, эффективность здравоохранения не повысилась, доступность и качество медпомощи только ухудшились, и достойной оплаты труда у медиков как не было, так и нет. После того, как в РФ начали внедрять страховую модель, «колдобин в здравоохранении только добавилось». Рогозин считает, что не следует «имитировать рынок и страхование», а нужно сосредоточиться на управлении сетью ЛПУ и «обеспечить максимально равную доступность медицинской помощи населению, ее своевременность, этапность и преемственность».

Справка.

Общие расходы на здравоохранение:

Турция – 6,7% ВВП, $ 1160 на душу населения, место в рейтинге Блумберга – 44;

Вьетнам – 6,8% ВВП, $231 на душу населения, место в рейтинге Блумберга  – 62;

Филиппины – 4,1% ВВП, $169 на душу населения, место в рейтинге Блумберга  – 86;

Россия – 6,2% ВВП, $1316 на душу населения, место в рейтинге Блумберга – 97.

 Автор: Ирина Власова. Источник: РИА АМИ